«Семь раз предупреждал, и все равно погибла под поездом». Сотрудники транспортной милиции – о своей работе и опасных ж/д зонах Барановичей

18.02.2021 12:56

«Семь раз предупреждал, и все равно погибла под поездом». Сотрудники транспортной милиции – о своей работе и опасных ж/д зонах Барановичей

Отправляясь в Барановичский ОВДТ, я имела поверхностное представление о том, в чем заключается работа сотрудников транспортной милиции. Дежурят на железнодорожных вокзалах, следят за общественным порядком, отслеживают, нет ли пьяных. Но, как позже выяснилось, это самая малая часть их работы.

В отделении меня встречают Евгений Ноговицын – старший инспектор службы ООПП Барановичского ОВДТ. Он работает в транспортной милиции 10 лет, пришел сюда после армии.

Евгений Ноговицын поясняет, что в зону внимания барановичских транспортников входит железная дорога в черте городов Барановичи и Лунинец, а также поезда, следующие по Брестской области в границах участка обслуживания.

– Большинство людей даже не знают, что существует транспортная милиция. Хотя все, кто когда-либо что-то терял на вокзале или в поезде, обращаются к нам, – говорит Евгений Ноговицын. – А кражи у нас не редкость. Иногда, чтобы их раскрыть, приходится попотеть. Представьте: пассажир обнаружил пропажу кошелька или мобильника в Барановичах, а вор либо уже вышел на другой станции, либо – если кража случилась на вокзале, уже уехал. Но большинство краж мы раскрываем. Радует то, что последние два года их количество уменьшается. Если в 2019-м их было 20, то в 2020-м – 15 краж.

Случаются на «железке» и хулиганства. К примеру, совсем недавний случай: один мужчина неподобающе вел себя в вагоне поезда, следовавшего из Барановичей в Гродно, и мешал маме с ребенком. Дебошира установили спустя три дня.

– Мужчина был удивлен, не ожидал, что его найдут, и сразу во всем сознался, – отмечает Евгений Ноговицын.

Транспортная милиция, помимо раскрытия и профилактики преступлений, патрулирования железнодорожных путей, занимается еще и разбирательством смертельных случаев на железной дороге.

По словам Евгения Ноговицына, это направление в его работе одно из приоритетных. Так как количество случаев смертельного травматизма пусть и не растет в последние годы, но ситуация остается напряженной. В прошлом году, к примеру, произошло три случая травмирования, в 2019-м – два.

– Сколько знаков и предупреждений ни вешай, наши люди все равно будут делать по-своему, потому что, к сожалению, предпочитают учиться исключительно на своих ошибках, – говорит Евгений Ноговицын. – Табличку о том, что опасно, перед глазами повесь, так они возле нее тропинку протопчут.

По его словам, за последние пять лет в зоне обслуживания Барановичского ОВДТ только один раз человек погиб по вине работников железной дороги. Тогда было возбуждено уголовное дело. Во всех остальных случаях, произошедших за последние пять лет, пять смертей произошло по вине самих пострадавших, которые переходили железнодорожные пути в неустановленном месте или перелезали под вагонами.

В Барановичах, отмечает Евгений Ноговицын, есть пять зон, в которых так или иначе травмируются или погибают люди. Это железнодорожные пути возле «Бархима», возле урочища «Гай», в районе Поселка, возле остановочного пункта «Барановичи-Северные» и на так называемом «кривом» переезде (участок между станцией «Барановичи-Центральные» и локомотивным депо). И у каждой из этих зон, по словам Евгения, есть свои особенности.

– То, что Барановичи вдоль и поперек пронизаны железнодорожными путями, ни для кого из жителей не секрет. Казалось бы, живя по соседству с такими опасными артериями, знать правила безопасности надо как «Отче наш». Но нет, – говорит о наболевшем Евгений Ноговицын, пока мы едем к одной из опасных зон, расположенных на Поселке. – Даже если через 10 метров установлен оборудованный всем необходимым переход, человек пойдет прямо, потому что ему лень пройти лишних 10 метров. Поэтому тропинки этих ходоков не зарастают никогда.

Подъезжаем к переезду и сразу же видим подтверждение: возле знака «Переход через железнодорожные пути запрещен» протоптана снежная тропинка. А буквально в 15 метрах находится оборудованная пешеходная дорожка.

– Зима для нас друг. Зимой «ходоки» ленятся идти по сугробам. Хотя находятся и те, кому и сугробы не помеха, – говорит старший инспектор.

Дальше направляемся к железнодорожному полотну возле урочища «Гай». Это место, по словам Евгения Ноговицына, будто притягивает людей к себе.

– В этой зоне почему-то больше всего происходит либо суицидов, либо попыток к нему. Почему так – непонятно, – говорит милиционер.

На территории остановочного пункта «Барановичи-Северные» своя особенность – местные гаражи, владельцы которых, чтобы добраться к ним, срезают путь через «железку».

– Летом мы тут частенько бываем, и нас практически все уже знают. Но все равно ходят, – поясняет Евгений Ноговицын. – И так, к сожалению, видимо, будет всегда. А значит, и смертельные случаи на железной дороге тоже будут.

К слову, «работать со смертями» Евгению Ноговицыну не привыкать. Ему не раз приходилось присутствовать на месте происшествия и, как это грубо не звучит, собирать части тела по рельсам, чтобы потом можно было опознать человека.

– Хотя я и работаю уже десять лет в этой сфере, но спокойно к смертям относиться не могу. Каждый раз думаю о том, как сказать родным о гибели их родственника, – рассказывает Евгений. – И ведь почти все эти смерти происходят из-за «успею, перебегу, опаздываю». Иногда смотришь видео с места происшествия и думаешь, неужели нельзя было подождать минуту? В моей практике был случай, когда я бабушку раз семь предупреждал, чтобы была осторожнее при пересечении железнодорожных путей, а в итоге она все равно погибла под поездом, когда пыталась вынуть тележку с застрявшим колесом между рельсами.

В прошлом году сотрудникам Барановичского ОВДТ пришлось плотно работать с таким видом экстремалов, как «зацеперы». Такую группу молодых людей, среди которых были и несовершеннолетние, и те, что на крыше электрички доехали из Минска в Барановичи, задержали в нашем городе.

– «Зацеперы» – это в основном молодые ребята, которые цепляются за движущиеся поезда и таким образом «путешествуют». Для них это адреналин и веселые приключения. Но они не понимают, что такие приключения могут стоить им жизни. Помимо серьезной травмы, они могут также получить удар электрическим током. В лучшем случае это закончится ожогами, в худшем… – вздыхает Евгений Ноговицын.

Последним пунктом нашей поездки был «кривой переезд», соединяющий улицы Гастелло и Брестскую. Переезд со множеством путей – я насчитала девять. В этом месте сосредоточено много вагонных составов, а еще это один из самых длинных железнодорожных переходов.

Евгений Ноговицын отмечает, что здесь также немало тропинок, потому что на улице Гастелло находятся сразу несколько железнодорожных организаций, а люди, срезая путь, идут прямо по путям к своей работе.

– Бывает и так, что вагонный состав перекрывает пешеходный переход. И некоторые, вместо того, чтобы подождать, пока он отъедет, пролезают под составом, – рассказывает милиционер.

Не успевает Евгений договорить, как к переходу подходит женщина с пакетами. Она уже хотела под вагоном пройти, но, заметив нас, остановилась и стала дожидаться, пока вагоны проедут.

– Если бы нас с вами здесь не было, она бы уже перелезла. А если бы состав в это время тронулся, была бы беда, – говорит Евгений.

Источник

Разделы сайта

Свежие новости