Рискованный номер. Лукашенко, вероятно, решился-таки на референдум

02.01.2021 0:16

Рискованный номер. Лукашенко, вероятно, решился-таки на референдум

Поддержка политики Лукашенко сейчас — и по ощущениям, и по обрывочной социологии — совсем хиленькая. Поэтому аналитики перед новым годом строили разные мудреные гипотезы, как вождь режима будет выпутываться из ситуации. Ведь, с одной стороны, уходить он не хочет, а с другой — многократно пообещал изменить Конституцию, сообщается в интернет-издании Naviny.by.

В частности, стала популярной версия, что Лукашенко станет во главе Всебелорусского народного собрания (ВНС), которому придадут новый статус. Иначе говоря, превратится в аналог генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева, которого избирал не народ, а узкий междусобойчик.

Но 31 декабря, посещая РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии в Боровлянах, Лукашенко отверг эту версию: «Меня упрекают, что я там хочу таким образом власть свою продлить. Слушайте, глупость полная <…> Что там уже на Всебелорусском народном собрании я буду председателем <…> Никто полномочия бешеные на Всебелорусское народное собрание отправлять не будет. Глава государства будет — президент. Это вы его изберете».

Между тем версия, что белорусский правитель хочет пойти путем «дорогого Леонида Ильича», возникла не на пустом месте.

8 декабря в Столбцах Лукашенко предложил сделать ВНС конституционным органом, «который бы всех мгновенно стабилизировал», придать ему дополнительные полномочия, избирать делегатов на пять лет. Эту идею тут же стали пиарить придворные трубадуры.

В Боровлянах же 31 декабря Лукашенко оговорился: мол, это пока не решенный вопрос, чтобы сделать ВНС конституционным органом: «Это в Конституции будет в проекте прописано и на референдуме вы будете решать».

Таким образом, вновь прозвучало слово «референдум». В последнее время оно исчезло из лексикона Лукашенко, и некоторые комментаторы стали предполагать, что властная верхушка задумала протащить новый Основной закон каким-то кривым путем, без плебисцита. Например, с той мотивацией, что он обязателен для изменений Конституции, а вот если принимать целиком новую — так сказать, переучреждать государство, то это вполне может сделать и ВНС как аналог Учредительного собрания.

Но Лукашенко 31 декабря заявил, что «Всебелорусское народное собрание никакие конституционные нормы, Конституцию менять не уполномочено и не будет. И мы давить на это не будем. Это будет нечестно».

Итак, Лукашенко явно не горит желанием покидать нынешнее кресло. Возможно, советчики из окружения и предлагали ему путь «дорогого Леонида Ильича». Или на иранский манер избрать амплуа этакого аятоллы: не влезает в оперативное управление страной, но парит в гордой вышине надо всеми. Или, что ближе, вариант Нурсултана Назарбаева, ушедшего на пост главы Совета безопасности Казахстана и сохранившего большое влияние в статусе первого президента — елбасы.

Но осторожному Лукашенко все эти варианты, пожалуй, кажутся слишком мудреными и хлипкими. Во-первых, он привык рулить сам. Для такой деятельной и амбициозной персоны после почти трех десятков лет царствования наблюдать со стороны, как уже кто-то другой сидит во дворце, карает и милует, изрекает сентенции, которые старательно конспектируются подчиненными, — это, наверное, будет мукой, станет вызывать приступы ревности.

Во-вторых, любой преемник ненадежен. Он будет вынужден искать компромиссы с передовой частью общества, идти на преобразования. Вокруг преемника станут формироваться новые группы интересов и влияния. Конфликт между вторым президентом и «белорусским елбасы» практически запрограммирован. И вообще у первого президента слишком много грехов и врагов, чтобы чувствовать себя в безопасности, уступив кормило.

Так что Лукашенко, оправившись от августовского шока, вероятно, решил не мудрствовать лукаво и сидеть ровненько в своем нынешнем кресле, пока будет сидеться.

Вместе с тем он намерен-таки придать конституционный статус ВНC — этому, как его патетично величает пропаганда, всенародному вечу (впрочем, грамотеи-пропагандисты почему-то не подозревают, что это славянское слово склоняется).

А вот уж новый ВНС с могучими полномочиями в критический момент сможет принять любые решения без всяких плебисцитов. И когда совсем припечет — обеспечит вождю режима запасной аэродром. Короче, ВНС может стать этакой заготовленной впрок палочкой-выручалочкой.

Между прочим, с принятием новой Конституции власти могут пойти и на такой фокус, как обнуление срока текущей каденции Лукашенко. Так было после референдума 1996 года. В итоге вторые выборы президента Беларуси прошли не в 1999 году, как полагалось изначально, а только в 2001-м.

Что мешает повторить этот элегантный прием? Опасным вызовом для бессменного главы режима остается лишь необходимость проводить сам референдум. Не безумие ли это — затевать новую электоральную кампанию, при том что не развязан узел кризиса, вызванного проведенными в беспрецедентно жестком стиле выборами 2020 года?

Для Лукашенко сейчас все варианты — рискованные, заявил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

Совсем ничего не делать, сидеть до очередных президентских выборов через пять лет — это тоже рискованно, поскольку «народ, судя по всему, не остыл и русские друзья намекают, что надо что-то менять», поясняет аналитик.

Если пытаться реализовать план с превращением ВНС в своего рода Учредительное собрание, то это тоже сопряжено с определенными рисками. «Это некий переворот, по сути. Насколько это примет общество, насколько это примут российские партнеры?» — задается вопросом Дракохруст.

Действительно, на белорусского правителя давят и желающие перемен белорусы, и вводящий санкции Запад, и Москва, которой ни к чему цветные революции под боком.

Директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии для БелаПАН отметил: хотя Лукашенко «для себя уже давно выбросил» сценарий с проведением конституционной реформы и хотел бы его избежать, «вопрос в том, насколько он может себе позволить это сделать».

Политолог считает, что «и общество, и Россия, и Запад так или иначе будут подталкивать власти к тому, чтобы решить политический кризис в ту или иную сторону». Так что в наступившем году нас ждет-таки референдум по Конституции, прогнозирует Казакевич.

Да, но как Лукашенко думает выиграть плебисцит, если поддержка режима, по прикидкам социолога Оксаны Шелест, колеблется в коридоре 15-30%? Это можно сделать только путем нещадного подавления политической альтернативы, зашкаливающих фальсификаций — то есть повтором чудовищного опыта выборов-2020.

«Возможно, Лукашенко считает, что он подавил бунт, революция закончилась и теперь он может действовать достаточно свободно. То, что Лукашенко делает ставку на референдум, для него традиционно. В конце концов, референдум легитимнее, чем трюк с превращением Всебелорусского собрания в фактически Учредительное собрание», — рассуждает Дракохруст.

Он предполагает, что «взвесив несколько плохих вариантов, помолившись на все иконы», Лукашенко выбрал вариант референдума как наименее опасный. Впрочем, «совершенно не факт, что это его последнее слово», отметил собеседник Naviny.by.

Он напомнил, что 28 декабря Лукашенко заявил: на ВНС будут рассматриваться прежде всего итоги пятилетки и планы на следующую, при этом «никаких решений в угоду зарубежным советчикам и их здешним приверженцам быть не должно». Аналитик не исключает, что это мог быть и завуалированный месседж Кремлю.

В конце концов, не факт, что плебисцит пройдет именно в наступившем году. Его ведь можно провести и в 2022-м, и в 2023-м, заключил Дракохруст.

В любом случае — будет ли Лукашенко тянуть резину или решится провернуть референдум по быструхе, ему предстоит прокладывать политическую траекторию по тонюсенькому льду. Историческая возможность уйти относительно красиво уже упущена. Надежд на возрождение народной любви нет.

В речи под елочкой Лукашенко призвал белорусов сделать 2021-й годом народного единства. Но желание первого президента не мытьем, так катаньем сохранить, законсервировать свою персональную власть может лишь усугубить раскол в обществе и сулит новый каскад драматичных событий.

Читайте также: Политический аналитик: Лукашенко прояснил свои планы

«Время работает не на Лукашенко, а на сторонников перемен». Эксперты о политических итогах года и своем прогнозе на 2021 год

Источник

Разделы сайта

Свежие новости