«Просто приехать и забрать»: как сотрудники КГБ Беларуси по договоренности с ФСБ задерживают в России белорусов

16.04.2021 2:36

«Просто приехать и забрать»: как сотрудники КГБ Беларуси по договоренности с ФСБ задерживают в России белорусов

12 апреля жена политолога Александра Федуты сообщила о его исчезновении в Москве. 13 апреля КГБ Беларуси подтвердил, что Федута задержан и находится в СИЗО КГБ в Минске. Примерно в те же дни стало известно, что в Москве 11 апреля был задержан гражданин Беларуси, адвокат из США Юрий Зенкович, у которого есть американское гражданство и который с 2007 года живет за границей. Он также был отправлен в Минск и помещен в СИЗО КГБ, пишет Радыё Свабода.

«Я разговаривала с менеджером отеля. Он рассказал, что сотрудница гостиницы видела из окна, как люди в штатском скрутили Юрия и задержали. Они сказали: «Мы его забираем, он подозревается в терроризме». Помахали свидетельствами, сказали, что из спецслужб. Потом еще пару человек пришли в его номер и забрали все вещи», – рассказала Елена Денисовец, жена Зенковича. О том, что Зенковича задержали в Москве именно белорусские спецслужбы, его жене подтвердил государственный адвокат из Беларуси Павел Ульянцев.

Ранее белорусские власти активно сотрудничали с российскими силовиками, когда им нужно было задержать белорусов в России, но непосредственные задержания все же проводили российские силовики из МВД и ФСБ: именно так задерживали в январе 2020-го бойца ММА Алексея Кудина, кикбоксера Евгения Шибалюка или антифашиста из Бреста Андрея Казимирова. На всех троих в Беларуси заведено дело по причине участия в протестах.

Однако задержания Федуты и Зенковича, по всей видимости, проводили именно сотрудники белорусских спецслужб — на территории соседнего государства, подчеркивает в разговоре с «Настоящим временем» российский правозащитник Роман Киселев, руководитель правовых программ Московской Хельсинкской группы. Он и его организация часто занимаются делами белорусов, которых задерживают в России и передают в Беларусь.

По словам Киселева, такие «неформальные практики» у белорусских спецслужб действительно существуют, хотя и являются незаконными.

– Хочу с вами поговорить об этих последних случаях. Мы официально не знаем, кем были задержаны в Москве и Федута, и Зенкович. Есть ли у вас предположения?

– На самом деле, здесь действительно очень запутанная на данный момент информация, и мы пытаемся скоординироваться с нашими коллегами в Беларуси для того, чтобы получить первичные свидетельства самих людей, которые в итоге туда были вывезены. Но по той информации, которая на данный момент у нас имеется, есть все основания подозревать, что к их похищению непосредственно причастны именно белорусские спецслужбы. Из-за чего возникает очень серьезный вопрос: на каком основании они на территории соседнего государства осуществляют подобную деятельность? Надо тут, правда, сказать, что это нередкий случай.

– Что важно: белорусские силовики поставили в известность российских? Я так понимаю, что, согласно законодательству, такие действия возможны, но с сообщением силовикам тех стран, на территории которых работают сотрудники спецслужб других стран?

– На самом деле нет. Такие операции невозможны, по закону требуется, так или иначе, соблюдение экстрадиционной процедуры.

Есть два способа, каким образом можно вытурить иностранца с территории Российской Федерации с точки зрения каких-то уголовных дел на территории третьей страны.

Первый – воспользоваться официальным механизмом экстрадиции. Она предусматривает, что человека сначала объявляют в межгосударственный розыск по специальной системе. Российская Федерация одобряет: «хорошо, да, давайте разыскивается этот человек». Она его находит, после чего сообщает белорусской стороне, что здесь она его помещает в СИЗО.

Вот эти истории – истории шести белорусов, которые на данный момент находятся под стражей в Российской Федерации, — они официальным образом проходят через экстрадиционные процедуры. То есть это установленный законом процесс, при котором соблюдается принцип правосудия.

А вот эти две последние истории — с Федутой и Зенковичем – полностью выбиваются из этого ряда. Потому что второй способ, который я упомянул, — это возможность выдворения человека с использованием миграционных процедур.

– Но, опять же, задержать для выдворения человека должны российские силовики?

— Да. Белорусы в этом смысле никоим образом не могут совершать каких-то насильственных действий на территории Российской Федерации.

– Ну а как тогда, как вы говорите, могли это сделать белорусские спецслужбы?

– Они могли просто приехать и забрать. Я упомянул, что есть «неформальные» практики, которые иногда существуют. И в истории Российской Федерации были случаи, когда сотрудники КГБ по договоренности с российской Федеральной службой безопасности проводили подобные задержания.

Это незаконный процесс, но там явно какие-то внутренние бывают договоренности по поводу выдувания тех или иных людей. Такие истории у нас были и с Азербайджаном, и с Таджикистаном. Они происходят из года в год, и в этом смысле я бы не сказал, что это безумная редкость. Но при этом это, конечно, категорическая грубость по отношению к российскому закону и российскому суверенитету.

– Я вспоминаю два таких случая, но уже со стороны российских спецслужб. Первое – когда был похищен один из фигурантов Болотного дела в Киеве (Леонид Развозжаев. – прим. НВ), а потом второй: украинец как раз был задержан в Беларуси и таким же образом похищен (Павел Гриб. — прим. НВ).

– Да, такие истории бывают и со стороны российских спецслужб, да.

– На вашей памяти когда-нибудь рассекречивались в результате такие операции? Мы узнавали когда-нибудь подробности, кто и на каких основаниях отдавал приказы? Как-то потом это расследовалось?

– Нет, к сожалению нет. Федеральная служба безопасности чаще всего, к сожалению, этим и зарабатывает. Она, бывает, даже не договаривается с другими государственными службами. Бывают случаи, когда Генеральная прокуратура скажет: «Нет, мы не будем выдавать этого человека», и его освобождают. А потом на выходе из СИЗО его берут под ручки и вывозят в неизвестном направлении, а потом он обнаруживается в другой стране.

Поэтому никаких расследований, к сожалению, не было. Но именно здесь мы как правозащитники ставим перед собой задачу развивать это направление, чтобы это не оставалось какой-то зоной безнаказанности.

Источник

Разделы сайта

Свежие новости