Можно ли купить счастье материнства?

02.10.2021 11:06

Можно ли купить счастье материнства?

Пока на федеральных каналах транслируются осовремененные сказки о чудовищах и героях, видеосервисы делают ставку на проекты с острыми темами, серой моралью и неоднозначными персонажами. Яркий пример — провокационная социальная драма «Контейнер», снятая режиссером Максимом Свешниковым.

Начало сериала обставлено в духе сухой документалистики: показываются разные точки зрения на суррогатное материнство, вокруг которого и закручен сюжет. В России, в отличие от многих стран Запада, эта процедура полностью узаконена, но в то же время овеяна множеством мифов, а в массовой культуре она чаще всего откровенно демонизируется. И авторы «Контейнера» следуют этому тренду.

Понять опасения, связанные с суррогатным материнством, несложно: все-таки большинство людей воспринимают рождение ребенка как нечто очень личное, почти сакральное. И когда в этот интимный процесс вмешиваются деньги и посторонние лица, кажется, что привычный мир сходит с ума.

Главная героиня «Контейнера» Саша (Оксана Акиньшина) зарабатывает на жизнь вынашиванием детей для состоятельных пар. Поначалу складывается впечатление, что роль «инкубатора» ее совсем не смущает, но затем происходит непредвиденное — новые заказчики Вадим (Филипп Янковский) и Марина (Маруся Фомина) решают поселить суррогатную мать в своем роскошно обставленном доме, чтобы знать о каждом ее шаге. При этом у каждого из них есть секреты, и с первых минут ясно, что равнодушная с виду Саша изменит их жизнь совсем не так, как рассчитывала пара.

У главной героини тоже немало проблем — и с собственной дочерью, которую она родила в 14 лет, и с авторитарной матерью (Юлия Ауг), и с вернувшимся из тюрьмы бывшим любовником (Артем Быстров). Таким образом в сериале присутствует многообещающая завязка для криминальной истории, но на первом плане все-таки остаются психологические аспекты человеческих отношений — как внутрисемейных, так и общественных.

Заказчица Саши хочет получить статус матери, но не желает жертвовать ради этого фигурой и досугом. А ее муж не сумел достичь взаимопонимания с дочерью от первого брака. Такой паре даже собаку не следовало бы заводить, потому что каждый полностью сосредоточен на себе. Однако оба считают, что готовы к родительству просто потому, что у них много денег.

Интересно прописан и образ самой Саши — в первых сериях подчеркнуто отстраненный, даже замороженный. Но потом выясняется, что это не отсутствие души или ума, а защитная реакция.

Конечно, не у каждой суррогатной матери за плечами такая история — кого-то в этот бизнес приводит исключительно нищета, компенсирующаяся хорошим здоровьем и фертильностью. С заказчиками подобных услуг тоже бывает по-разному: кому-то никакие деньги не могут дать возможности самостоятельно выносить, родить и выкормить ребенка от любимого мужчины. И для них суррогатное материнство — вынужденная мера, которую скрывают от родных и друзей, а потом стараются стереть из собственной памяти. Таких людей ни в коем случае не следует осуждать за участие в «торговле детьми» и вешать прочие ярлыки, на которые так щедры поклонники «традиционных ценностей».

Почему же на российских экранах тема сурматеринства почти всегда неразрывно связана с капризами состоятельных дамочек, а не с бесплодием? Скорее всего потому, что мрачноватая и динамичная сказка про богачей и бедняков актуальна и хорошо продается во все времена. А история про биологические проблемы может быть интересна довольно узкой аудитории.

И конечно, акценты в «Контейнере» расставлены именно в угоду массовому зрителю, у которого легко вызвать неприязнь к состоятельной скучающей паре и сочувствие к рано повзрослевшей и вынужденной бороться за выживание девушке.

Но возможно, оставшиеся серии раскроют сюжет и персонажей несколько иначе и приведут к неожиданному финалу.

Людмила Семенова

Источник

Разделы сайта

Свежие новости