Как преследовали руководителя карельского «Яблока»

Как преследовали руководителя карельского «Яблока»

Как преследовали руководителя карельского «Яблока»

Как преследовали руководителя карельского «Яблока»

Светлана Чечиль – председатель карельского регионального отделения партии «Яблоко». Сейчас она руководит пекарней фирменной сети «Олония», которую всего за четыре года превратила в преуспевающее мощное производство, и не собирается ни на какие выборы: родные не пускают. Несколько лет назад ей пришлось очень дорого заплатить за принципиальность и жизненную позицию.

Когда Светлана Чечиль была главой администрации Прионежского района, губернатор Карелии Александр Худилайнен не раз демонстрировал, что его не устраивает ее кандидатура на указанной должности. Чечиль вызывал к себе и первый заместитель губернатора, куратор Прионежского района Олег Громов, заявлявший, что у Худилайнена своя линия руководства, и «яблочницу» он в этой линии не видит.

Был объяснен сценарий: возбуждение уголовного дела, многочасовые допросы, бесконечное общение правоохранительных органов с моими близкими, обыски в кабинете, дома, на даче, – рассказала тогда Светлана Чечиль. – На мои возражения, что ничего противозаконного я не совершаю, мне ответили, что на моей должности всегда есть к чему прицепиться.
Вскоре после этой встречи уголовное дело и появилось. Отказавшись плясать под дудку губернатора, Светлана Всеволодовна оказалась на скамье подсудимых.

Ее осудили за то, что в декабре 2012 года она якобы умышленно превысила свои должностные полномочия. Все прекрасно помнят эту абсурднейшую историю с прионежскими землями. Глава района тогда на основании решения специалистов подписала документ, согласно которому давно заброшенные земли, принадлежащие частнику (!), перестали быть землями сельхозназначения. На них стало возможно дачное строительство, отчего существенно увеличились поступления в местный бюджет. А потом выяснилось, что много лет назад на этих землях проводились мелиорационные работы, и независимо от древности и состояния мелиорационной системы они считаются особо ценными. Постановление пришлось отменить, оставив поля пустовать и зарастать. Людям, которые успели купить себе на этих землях участки, собственник вернул деньги.

Большая часть граждан, которые были признаны потерпевшими по уголовному делу, таковыми себя не считали, что и неудивительно: ни физически, ни финансово от действий Светланы Чечиль эти люди не пострадали.
То, за что привлекали Светлану Чечиль, не укладывалось в голове ни у одного нормального человека. Она никого не убила, не покалечила, не обманула и не обогатилась ни на копейку. Никакой личной выгоды от подписания постановления об изменении вида разрешенного использования тех земель у нее не было. Это было установлено следствием.

Во время судебного разбирательства государственный обвинитель предлагал Светлане Всеволодовне согласиться на амнистию. Это был совершенно беспрецедентный случай: посреди судебного процесса прокурор вдруг вспомнил, что судебное разбирательство можно прекратить, избавив подсудимую от наказания, а себя от необходимости доказывать ее вину (сложно же доказывать то, чего нет).

Амнистия бы избавила Светлану Всеволодвну от судимости, от наручников, от изоляции от общества, а заодно и от возможности отстоять свое честное имя (амнистия — это нереабилитирующее основание прекращения уголовного преследования). И Чечиль от амнистии отказалась!
Накануне оглашения приговора десятки жителей Петрозаводска вышли на одиночные пикеты в ее защиту.

Светлана Чечиль до последнего надеялась доказать суду, что не преступница, но ее посадили. Демонстративно. Взяли под стражу в зале суда. Это произошло, несмотря на то, что обычно люди, приговоренные к колонии-поселению до вступления приговора в законную силу, находятся на свободе, да и вообще своим ходом добираются до места лишения свободы. Так было со священником, который в состоянии алкогольного опьянения насмерть сбил человека, и с функционером «Единой России» Сергеем Кучиным, по вине которого тоже погиб человек.

Чечиль взяли под стражу, сославшись на документ, который, мало того, что не исследовался в судебном заседании, так еще и содержал ложные сведения. Позже он официально был опровергнут. Только на мере пресечения Светланы Всеволодовны тогда это никак не отразилось. Почти четыре месяца она провела в СИЗО, в условиях, к которым ее не приговаривали (как известно, следственный изолятор больше напоминает колонию строгого режима).

Все, и Чечиль, в том числе, прекрасно понимали, что причина, по которой она оказалась за решеткой, не имела отношения к Уголовному кодексу, как и вынесенный ей приговор — к правосудию. Светлана Чечиль посмела сказать нет губернатору Худилайнену. Кроме того, Светлана Всеволодовна тогда была членом Федерального совета партии «Яблоко» и много лет возглавляла все «яблочные» кампании. Конечно, ее нельзя было оставлять на свободе: подготовка Александра Худилайнена к «честным» выборам шла полным ходом.

Оппоненты сделали все возможное, чтобы Светлана Всеволодовна не смогла воспользоваться даже условно-досрочным освобождением. Для этого ей «организовали» два взыскания. Первое она получила за то, что, находясь в туалете, не поприветствовала сотрудника колонии, а второе – за то, что во время обеда поделилась пирожком с другой заключенной. Позже оба эти взыскания судами были признаны незаконными, но время было потеряно.

Оказавшись на свободе, Светлана Чечиль, возглавила карельское «Яблоко» и пекарню «Олония». Она целиком погрузилась в новую работу и больше не участвует в выборах. Ее предприятие снабжает свежей выпечкой десятки торговых точек города и производит замечательные пирожки с яблоками, которые так любят жители Карелии.

Источник

Разделы сайта

Свежие новости